Вечные загадки

Вечные загадкиРаботая в регистратуре местного туберкулезного диспансера. Произошел уникальный случай со мной.

Полки в регистратуре были набиты амбулаторными картами пациентов буквально до отказа. Пришло время не просто навести порядок, а избавиться от лишних, не востребованных более 10 лет и подлежащих списанию и уничтожению историй болезни. Люди, которых направляли на консультацию в диспансер, наверняка уже забыли, что когда-то пережили стресс, связанный с подозрением на туберкулез.

Работы по наведению порядка было много, хоть она и несложная: читаешь на амбулаторной карте фамилию, имя, отчество, адрес и дату последнего обращения пациента и откладываешь в одну из двух стопок. Если 10 лет со дня последнего обращения уже прошло — на уничтожение, если нет -пусть еще полежит.

За этим нехитрым занятием вчитываюсь в паспортные данные очередной карты: Ким Игорь, станица Романовская, обращался 12 лет назад. Яснее ясного: в стопку для списания! Но моя рука повисла в воздухе вместе с картой, так как именно в этот момент к окну регистратуры склонилось лицо человека восточного происхождения, и его обладатель произнес:

— Я — Игорь Ким, живу в станице Романовской, был у вас на консультации много лет назад. Вот опять прислали.

Трудно передать словами, что произошло со мной. Я не просто ощутила, я увидела внутренним зрением огромную яркую точку совпадения времени и пространства!

Колдун помог

Эта история произошла с братом моей бабушки Матрены -Алексеем Васильевичем Мурашкиным. Дело было перед войной. Семья Мурашкиных жила тогда в деревне Лутовня Полтавского района Новгородской области.

Как-то Алексей Васильевич с односельчанами пошел на луг сушить сено. Его трехлетний сын Минька напросился с ним. Придя на луг, взрослые принялись за дело, а Миньку посадили под кустиками. Работая, взрослые поглядывали на ребенка, он хорошо был виден в своей красной рубашонке — сидел на траве и играл. И вот взрослые отвлеклись, а потом смотрят — нет мальчишки. Стали звать — не откликается. Решили, что мальчик ушел в деревню. Но и дома его тоже не оказалось. Пошли искать. Искали дотемна. Не нашли.

Тогда Алексей Васильевич поехал в другую деревню к колдуну. Выслушав его рассказ, тот сказал:

— Ребенок жив. Скоро найдешь.

На вопрос, где искать, колдун ответил:

— Как от меня выйдешь, ни с кем не разговаривай. Ворота не запирай. Услышишь.

Убитый горем отец все сделал так, как велел колдун.

Красная рубашка

В глубоком раздумье он тихо ехал по дороге, когда услышал детский плач. Сквозь кусты виднелось что-то красное. Очень тихо, чтобы не напугать, он стал звать ребенка:

— Минюшка, Минюшка, сыночек…

Пошел через кусты — и вот он, мальчик. Велика была радость отца, когда он взял малыша на руки. Когда приехали домой, мать стала спрашивать:

— Где ты был, Минюшка?

— В лесу.

— А что там было?

— Там со мной играли, на ручках меня носили…

На Миньке не было ни одной царапинки, рубашонка — целехонька.

Много лет прошло с той поры, но эту историю в деревне передают из уст в уста.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх