Поучиться бы у бобра

И все же самым удивительным и неповторимым талантом строителя матушка-природа наградила хорошо знакомого нам бобра. Для него, кажется, нет никакой разницы, что строить: хатку или плотину, канал или туннель, навес-крышу или дровяной склад. И всегда он действует как опытный лесоруб и ирригатор. У бобров не бывает, чтобы подрезанное острыми и крепкими зубцами дерево упало не туда, куда должно упасть, скажем, на берег, а не в водоем.

Жилище бобр возводит у самой воды, обеспечивая его многочисленными подземными
переходами. Это не дом, а настоящие хоромы. Его украшает роскошный свод с толстыми стенами, укрепленными илом, брусьями и ветками. Причем высота дома всегда вдвое меньше ширины, а в длину он тянется иногда на 100 и на 200 м. Один из самых высоких в мире бобровых «коттеджей» высотой 3 м и окружностью 16 м был построен бобровым семейством под Архангельском.
Но всемирную славу талантливого зодчего и инженера бобр заслужил не строительством жилья, а возведением мощных плотин. Так, в Канаде в 1927 году бобры перегородили одну из рек поистине чудо-плотиной. Она протянулась на 652 м при ширине основания 7 м и высоте 4,3 м. Это — самое крупное сооружение, построенное когда-либо небольшой группой животных. А самая длинная бобровая плотина выстроена в американском штате Монтана — примерно 700 м.

Самую крупную плотину в Европе бобры соорудили в Беларуси в Березинском заповеднике, на одном из притоков Березины. Ее длина 237 м.
Из бобровых ирригационных сооружений, построенных в последнее время, выделяется плотина на реке Нетта в восточной части Польши. Любопытно, что за ходом ее строительства в 1977 году наблюдали люди. Прямо на их глазах выросло огромное гидротехническое сооружение длиной 180 м. Вела строительные работы дружная бригада из 25 бобров. Интересно, сколько на такой объект собрали бы специалистов и техники наши строительные тресты?
Поражают не только величие, объемы построенных бобрами гидротехнических сооружений. Изумляют точность инженерных расчетов, умение вписать «объект» в параметры местности. Трудно не согласиться с А.Э. Бремом: «Сооружения бобра носят характер не только высокого развития инстинкта, но и следы несомненного, сознательно действующего ума». Удивительно, но факт: когда древний человек только подступался к хижинам и ветряным мельницам, бобры давно уже возводили сложнейшие ирригационные сооружения и искусственные водохранилища.

Ученые установили, что строительство бобры ведут строго по плану. Первоначально на дне реки они из ила, речных ракушек и всего прочего нагребают своеобразный ригель — сплошной валик. Затем в него втыкают толстые ветки, к которым кладут бревна разной толщины, прочно переплетенные между собой. Специалистов поражает, что конфигурация плотины выбирается в зависимости от ширины реки или водоема, скорости течения, отвесности берегов. Если течение слабое, плотина строится прямо поперек реки, а на более сильном течении она обретает выпуклую форму. Выходит, бобр интуитивно или сознательно учитывает законы гидростатики.
Трудно найти объяснение и такому факту: каким образом бобры готовят стройматериалы и отдельные детали строго определенных стандартов? В частности, стволы деревьев разной толщины они разделывают на отдельные части весом не более 14 кг и диаметром около 25 см, не пользуясь при этом ни рулеткой, ни весами.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх