Хозяйка реки

В июле 2008 года на воздушной высоковольтной линии в Карелии между поселком Кяппесельга и городом Медвежья гора произошел обрыв.

Устранить аварию была направлена бригада электромонтеров со мной во главе. Сложность операции заключалась в том, что лето выдалось дождливым, поэтому проверить весь участок с помощью автомобиля и вездехода мы не смогли, неисследованным остался участок порядка трёх километров, на котором судя по всему и произошел обрыв. Нам на помощь подключились железнодорожники.

Ранним утром 9 июля мы вместе с работниками железной дороги выдвинулись из поселка Кяппесельга на небольшом тепловозе, который развозил путейцев и обходчиков на вверенные им участки. С шутками и прибаутками мы добрались до заброшенной станции Уница, вблизи которой протекала одноимённая бурная река. Именно по течению этой реки нам и предстояло спуститься на 4 километра, после чего устранить обрыв и благополучно вернуться к 16 часам дня на станцию, откуда нас должен был подобрать тепловоз. В теории все выглядело очень просто, а на практике вышло, как всегда…

Как только тепловозик с жизнерадостными железнодорожниками тронулся с места и начал удалятся всё пошло наперекосяк. Выяснилось, что один болтун из нашей бригады настолько увлекся разговором, что забыл в тепловозе сумку с инструментом, благо у меня, как человека опытного всегда был с собой собственный индивидуальный инструмент, часто из-за этого надо мной подтрунивали, но в сложившейся ситуации было не до шуток, а болтунишка был просто счастлив, тому, что по его вине мы не просидели целый день без дела. Естественно после случившегося я двинулся в путь налегке, а всю мою поклажу вызвался нести «провинившийся».
Несмотря на то, что было лишь пять утра, на улице было уже светло, поэтому перекурив мы двинулись в путь. Река Уница оказалась довольно полноводной, под железнодорожным мостом бушевал мощный поток воды, разбивающейся о мощные валуны, выглядывающие из воды то тут, то там.

«Эх, сейчас бы спиннинг, да порыбачить бы!» — воскликнул «болтун», довольно улыбаясь, но заметил мой серьезный взгляд и улыбка тут же слетела с его лица.
«Успеешь нарыбачиться ещё, если быстро справимся, так уж и быть, дам я тебе спиннинг, он у меня тоже с собой взят, на всякий случай!» — деловито произнес я и отвернулся от «болтуна», чтобы не рассмеяться над его глупой физиономией.

«Алексей Валерьевич, а у вас динамита с собой случайно не имеется, ну или пулемета хотя бы, на худой конец?» — начал прикалываться Димон — наш главный шутник.
«Чего нет, того нет!» — строго ответил я и скомандовал выдвигаться.

Чем дальше мы удалялись от железной дороги, тем глуше становились места. Порог на реке сменился равнинным участком, а шум поездов был уже практически неуловим.

Внезапно немногословный парень по кличке «Седой», возглавляющий наш немногочисленный отряд остановился, как вкопанный.
«Что случилось?» — спросил я, едва не налетев на остановившихся парней.
«Ерунда какая-то!» — промямлил Седой.

Я растолкал застывших монтажников и подобно им застыл на месте. Передо мной раскинулась странная картина: на небольшой полянке, которую рыбаки использовали в качестве стоянки, совсем недавно случилось нечто странное. Стоянкой рыбаков теперь это можно было назвать с натяжкой, скорее это было похоже на свалку. Повсюду были раскиданы вещи, снасти, бутылки и прочий мусор. Палатка была буквально разорвана на куски.
«Дело ясное, что дело темное» — пробормотал «весельчак».
«А где же эти горе-рыбаки?» — подумал я, а вслух произнес: «Вот видите, что значит пить без меры, идем дальше, нам еще километра полтора до места продираться».

Произнося слово «продираться» я и не думал, что придется в буквальном смысле делать это, но вполне сносная тропа сразу после полянки превратилась в непроходимый бурелом, при этом мне показалось, что все деревья были свалены совсем недавно, какой-то невероятной силой. Этот километр с небольшим мы преодолели более чем за два часа, и дело уже близилось к полудню.
«Бригадир, такими темпами мы не успеем вернуться на железку во время» — заметил «болтун».
Я и сам это прекрасно понимал, хорошо, что я обговорил этот вариант с железнодорожниками.
«Сегодня не успеем, однозначно, поэтому спешить нет смысла, я предупредил мужиков, чтобы нас завтра забрали, в случае чего». «А есть мы что будем?» — расстроился «болтун».

«Ты же хотел порыбачить кажется, вот обрыв устраним и рыбачь!» Благо обрыв я заметил сразу, но трудность состояла в том, что был он на противоположном берегу реки.
«Вот же непруха» — сокрушался Димон — «что теперь поплывем туда?». «Тихо» — шикнул я. Все замолчали, и где-то неподалеку мы услышали плачь.

Плакала женщина, при этом настолько жалостливо, что дрожь пробежала по телу.
«Что это?» — спросили парни хором.
«Не знаю» — ответил я и вдруг все стихло, и стал различим шум воды.
«Поблизости порог, по нему и попытаемся перейти реку, а заодно может найдем ту женщину» — сказал я.
«А если это ведьма нас заманивает, или русалка?» — испугался Димон.

«Брось ты ерунду говорить!» — махнул рукой я, и уверенно двинулся вперед, хотя если честно мне было очень не по себе.

Вдали я увидел начало порога, а на противоположном берегу нечто, напоминающее небольшую надувную лодку, прибитую к берегу — «А вот и наши горе-рыбаки нашлись» — радостно сказал я, указывая на лодку.

Парни тоже увидели её, а затем Димон показал на воду. Из воды был виден кусок «китайской» сетки, метрах в пятнадцати я увидел еще одну сетку, оглядев внимательно русло реки мы насчитали минимум восемь «китаек».
«Ничего себе они браконьеры!» — возмутился «болтун».
«Будьте внимательнее ребята, кто знает, что этим ребяткам может с перепою показаться, мало ли нас за рыбнадзор примут, начнут палить налево и направо» — заметил я и начал аккуратно переходить реку, прыгая с камня на камень.

Камни оказались чрезвычайно скользкими, поэтому никому не удалось выйти «сухим из воды», все мы благополучно искупались. Я подошел к лодке. На берегу не было никаких признаков горе-рыбаков, что было крайне странным, а в самой лодке мы нашли лишь полупустую бутылку водки, несколько огурцов и сапог.

«Он что, без сапога на поезд ушел?» спросил Димон.
«Ты знаешь, у меня такое ощущение, что никто и никуда отсюда не ушел…» — задумчиво ответил я.
«В смысле никто не ушел? Где же тогда рыбаки?» — не унимался Димон.
«Мне кажется обрыв линии, этот ужасный бурелом и пропавшие рыбаки — это события взаимосвязанные.

Слишком много странных совпадений, этот женский плачь опять же» — сказал я.
«И что же нам делать?» — на лицах парней я прочитал зачатки паники.
«Главное — не паниковать, болтун и седой, обрыв — пустяковый, вы и вдвоем справитесь, а мы с Димоном займемся сетками».
«То есть, займемся сетками? Проверим их что-ли?» — не понял Димон.
«Не проверим, а снимем их к чертовой бабушке, сейчас лосось в реки поднимается, а эти уроды всю реку перегородили!» — чуть не прокричал я.

Нет, естественно я и сам пользуюсь сетками, но в разумных пределах и никогда не позволяю себе подобного… Так мы и поступили. «Болтун» и седой отправились устранять обрыв, а мы с Димоном начали снимать сети. В некоторых сетях попадался лосось — крупная благородная рыба, большая часть которого уже испортилась. Всего мы сняли 12 сетей, река была перегорожена ими вдоль и поперек.

Я отобрал на ужин двух свежих лососей, а извлеченные сети мы решили сжечь, так как запах от них исходил если мягко сказать не очень приятный. Седой и болтун благополучно справились с обрывом, поэтому мы занялись приготовлением ужина.

Естественно, предвидя то, что возможно придется ночевать, я захватил с собой картофель и хлеб, поэтому на ужин у нас была знатная уха. Перед тем, как лечь спать я собрал все сети и кинул их в догорающий костер, после чего подложил в него несколько толстых чурок и с чувством выполненного долга лег спать.
Мне снился чудный сон, словно вода из реки разошлась и к нашему костру вышла необычайно красивая девушка, девушка улыбалась и напевала песню на незнакомом языке, однако смысл как это ни странно был мне понятен, она благодарила нас.

Я хотел поднять голову и улыбнуться ей в ответ, но по телу растекалось удивительное внутреннее тепло, которое я побоялся потерять и поэтому продолжал лежать неподвижно.

Девушка подошла ко мне, присела и поцеловала в губы, ах, какой же сладкий это был поцелуй…

Утром я вручил Болтуну спиннинг и был крайне удивлен, когда на первом же забросе ему клюнула приличных размеров щука. Естественно я тут же забрал у него спиннинг и с первого же заброса вытащил чудесную речную форель. Такой рыбалки, как в то утро у меня никогда больше не было.
Я наловил форели, щук, окуней. Поймал даже лосося, но отпустил его. Чтобы не опоздать к тепловозу мы решили выдвигаться пораньше. Все вещи и рыбу уложили ко мне в лодку, а парни пошли по берегу налегке. Каким же было их удивление, когда оказалось, что на этом берегу реки не было и следа бурелома, а лес был сосновым, ходить по которому было одно удовольствие.

Я не спеша двигался вверх по течению, парни ушли немного вперед и скрылись из виду за крутым поворотом, как вдруг, я явственно увидел светло-русую голову, это девушка, посетившая меня ночью плыла по реке к месту, где мы ночевали, затем голова девушки повернулась в мою сторону и я услышал веселый и задорный смех.
В этот момент я понял, что ночью всё было реально, что все это мне не приснилось. Девушка около минуты смотрела на меня а потом вдруг нырнула в воду, а я решил не задерживаться больше и уверенно налег на весла.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх