Дом с привидениями «Уэли хаус»

Сан-Диего, Калифорния

Представьте, что вы получили хороший участок земли в районе, который, как вы знаете, будет расти и процветать. На вашей земле вы построите дом вашей мечты но не просто дом. В добавление к жилым комнатам для вашей семьи этот дом будет также вашей работой с общим складом и огромным амбаром для хранения 200 тонн зерна. Теперь представьте, что вы переехали в этот дом и выяснили, что в нем могут обитать привидения. Это история Томаса Уэли. Уэли родился в знатной семье в Нью-Йорк Сити 5октября 1823 года. Его отец умер, когда Томасу было 9 лет, но деньги были предназначены для получения мальчиком хорошего образования и для начального старта в бизнесе.
Томас был амбициозным, трудолюбивым и, разумеется, рискованным человеком, но удача была не на его стороне в его рискованных начинаниях в бизнесе. В 1849 году 25-летний Томас Уэли уехал в Калифорнию, в ее золотую лихорадку за благосостоянием, которое должно было непременно появиться. Когда Уэли путешествовал на Западе, он заключал деловые контракты и узнавал жизнь в золотой лихорадке Калифорнии. Он самостоятельно изучал местную политику, социальные круги и дела.
В августе 1852 года человек по имени Янки Джим Робинзон и двое его сообщников были признаны виновными в попытке кражи лоцманского катера Плутус. Янки Джим имел репутацию бездельника, и хотя двое сообщников были приговорены только к одному году заключения, Янки Джима приговорили к повешению, как говорят, опьяненный судья и присяжные, двое из которых являлись владельцами катера Плутус. 18 сентября Янки Джима Робинзона, высокого мужчину, подвели к грубым виселицам в старом городе Сан-Диего, и веревка палача обмотала его шею. Он был уверен, что это было попыткой запугивания, и продолжал делать саркастические замечания даже с веревкой на шее. В последний раз, однако, веревку использовали для более низкого человека, и она не была подготовлена для чрезвычайно высокого Робинзона. Когда двери виселиц открылись, шея Робинзона не сломалась, потому что веревка была слишком длинной. Он вздрогнул и медленно умирал от удушья. Это событие, в полном смысле слова, преследовало Томаса Уэли, который был очевидцем повешения.
В августе 1853 года Томас Уэли уехал домой в Нью-Йорк и женился на Анне Элойз Де Лони. Пара вернулась в Сан-Диего, чтобы развивать бизнес Уэлии завести семью. В сентябре 1855 года Уэли нашел большой участок в Старом городе на том самом месте, где встречались со смертью на виселицах Янки Джим и многие другие.
Уэли начал строить дом своей мечты с помещением на первом этаже, выходящим на улицу в старом городе в сентябре 1856 года. 10000-долларовый двухэтажный кирпичный особняк в стиле Ренессанса, разработанный и построенный Уэли, был самым прекрасным сооружением в Южной Калифорнии в то время. В поместье находился большой кирпичный защищенный от крыс амбар для хранения зерна, а в подвальных помещениях дома было множество комнат для общего склада Уэли. Внутреннее убранство жилых комнат представляла мебель из красного и розового дерева, брюссельские ковры и парчовые портьеры. Но в доме был жилец, на которого Уэли не рассчитывал.
В последующие 10 лет у Уэли появилось пятеро детей и несколько складов в Калифорнии. Однако 1858 год был трудным для семьи Уэли. В январе их второй ребенок, Томас-младший, умер в возрасте 18 месяцев. Позже в этом же году сгорел от поджога один из складов Уэли, расположенный в секции торговых комплексов в Старом городе. Его величавый особняк был всем, что у него осталось.
Я разговаривал с Робин Свитон, главным сотрудником Уэли Хаус с 2002 года, о некоторых ранних легендах, которые пережил Уэли вскоре после переезда в особняк. Он сказал: Он [Уэли] начал слышать шумы в доме шаги наверху, которые напоминали ему звук тяжелых ботинок. Он говорил, что, возможно, в этом доме обитает призрак Янки Джима. Это легенда; Я слышал, что это написано в его дневниках.
Уэли сдавал часть своего дома для зала суда округа, а также три комнаты на втором этаже под склады. От этого он получал 65 долларов каждый месяц, что было хорошим доходом. После того как горожане Сан-Диего начали выступать с протестами, что для зала суда было бы лучше занять центральное место, суд уехал из дома Уэли, что озлобило Уэли, так как он чувствовал, что суд предательски отнесся к их соглашению. Семья Уэлио беднела, и Томас Уэли стал резким, жестоким отцом и мужем.
Следующая семейная трагедия произошла в семье Уэли с их эмоционально неустойчивой дочерью Виолеттой Элойз. После замужества, которое продлилось только две недели, Виолетта стала очень нервной. У нее были времена депрессии, и неудачное замужество не помогло ее психическому состоянию. 19 августа 1885 года Виолетта взяла пистолет своего отца и прострелила себе сердце. Томас Уэли отнес свою дочь в гостиную, где она умерла. В записке, которую оставила Виолетта, говорилось: Сумасшедшая от истории жизни, стремящаяся к загадке смерти- рада быть брошенной где-нибудь, где-нибудь не в этом мире.
Томас Уэли умер 14 декабря 1890 года, а его вдова прожила до 24 февраля 1913 года. Уэли Хаус оставался во владении семьи Уэли до 1953 года, когда умерла дочь Томаса и Анны, Коринн Лиллиан, и суд вступил во владение в настоящее время разваливающим домом.
В 1960 году дом Уэли открылся как музей, и истории с привидениями распространились довольно быстро. Я разговаривал с доктором Гансом Хольцером, одним из известных исследователей паранормальных явлений прошлого столетия. Хольцер написал более 130 работ по данной теме и было одним из первых, кто исследовал дом Уэли.
Хольцер впервые посетил дом Уэли с экстрасенсом Сибилом Ликом и директором местного телевидения и своим старым другом Регисом Филбином. Трое встретились с призраком Анны Уэли. Хольцер и Лик хотели попытаться вступить в диалог, но это было первое привидение, которое видел Филбин, и он, по понятным причинам, нервничал. Хольцер сказал: Появилась пожилая женщина это была белая фигура. Регис взволновался и включил ручной фонарь, и, разумеется, привидение исчезло. Я постоянно напоминаю ему об этом.
Сегодня домом Уэли управляет Организация по спасению нашего наследия. Желающие надевают наряды того периода и хорошо знают историю дома. Им также известны истории с привидениями, хотя вам придется хорошенько попросить их рассказать. Томас Уэли был не последний, кто слышал в доме гулкие шаги привидений в ботинках. Свитон также слышала странные звуки. Она сказала: Я слышала тяжелые шаги в ботинках наверху, когда в здании, кроме меня, никого не было. Был такой звук, как будто в доме был еще кто-то. Я слышала передвижения в туалете, но там никого не было. Поскольку Уэли был первым, кто слышал звуки тяжелых шаги в ботинках, они всегда приписывались Янки Джиму.
Свитон также чувствовала запах духов и табака в доме, когда он пуст и посетители давно ушли. Она говорит: Я ни на что не обращаю внимания, потому что приписываю все другим людям в доме. Но когда дом пуст и не колышется воздух, не открываются и не закрываются двери, и когда никого нет, я на самом деле уделяю внимание всему.
К числу привидений, которые обитают в доме Уэли, относятся призраки Янки Джима Робинзона, мистера Уэли, его жены Анны, дочери Виолетты, совершившей самоубийство, и нескольких других детей, которые умерли в доме, в том числе Джорджа и Франсиса, так же как и 3-летней правнучки Уэли, приехавшей из Оушн-сайд, которая выпила в доме муравьиный яд.
Свитон сказала: Я думаю, что мистер Уэли просто был очень эмоциональным. Когда он умер, возможно, его дочь была там, и он подумал: Я останусь здесь с ней и буду ее защищать. Или, возможно, он подумал, что может уладить проблемы, которые не смог решить при жизни, и, может быть, это объясняет его присутствие здесь. [Что касается]миссис Уэли, я считаю, мы видим ее здесь, потому что она умерла, и они были все здесь, и она почувствовала, что ей придется тоже здесь остаться. Как будто из материнских чувств. Если они не будут уходить, она тогда, возможно, останется с ними.
Привидения в доме Уэли ощущались практически всеми человеческими органами чувств. Очевидцы чувствовали, как их кто-то щекочет и наталкивается на них видели призраков- чувствовали запах духов и табака- слышали шаги. Даже раздавалась музыка привидений. Свитон слышала игру на пианино, после того как она закрылась на ночь. Она сказала: Я что-то забыла, и мне пришлось вернуться. Через минуту я подумала: Стоп, почему я слышу это? Музыка была очень приятной, радостной и мелодичной. Как только я ступила на порог, музыка прекратилась, как будто кто-то сказал: Тихо. Она вернулась.
Самая запоминающаяся встреча Свитон с привидением произошла вечером, когда она готовилась к экскурсии с привидениями. Она сказала: В спальне хозяина в 7:15 вечера, как раз когда ожидалась экскурсия с привидениями в доме, я была наверху и переодевалась и уже было собиралась спускаться вниз, как заметила, что комната хозяина была внутри белой. Я заглянула. Она была туманной вся комната была в тумане. Я просто стояла там как вкопанная и подумала: Ого, что-то происходит. Боже, никогда не думала, что увижу такое, и затем я поняла, что чувствую по- настоящему насыщенный сладкий запах трубки. Затем, конечно, позвонили в дверь, и все исчезло, и мне пришлось идти принимать гостей. К тому времени, когда мне удалось еще раз подняться в ту комнату, чтобы посмотреть, все уже исчезло и рассеялось. Возможно, мне не удастся больше увидеть ничего подобного. Я не ожидаю этого, и я не ждала этого, когда это произошло.
Некоторые психически чувствительные посетители дома Уэли пришли к Свитон после одной из ее экскурсий и рассказали ей, что она была не одна в зале суда. Возле нее стоял мужчина. Когда Свитон спросила, чего он хотел, медиумы предположили, что он будто хотел убедиться, что она правильно все поняла. Некоторые медиумы сказали, что он, кажется, не очень любит Свитон. Свитон сказала: Поскольку время прошло и чем больше я узнала об этом человеке, тем меньше он мне нравится, не говоря уже о том, что он не очень хороший человек. Я думаю, что если он меня не любит, так это потому, что я не хвалю его и не называю его мистером Замечательным. Очевидно, ему это не нравится, но меня это не волнует, потому что у него нет самообладания .
О появлении привидений в доме Уэли сообщается несколько раз в год, в то время как звуки, запахи странных духов и табака и другие менее заметные явления происходят намного регулярнее.
Теория доктора Хольцера относительно того, почему в доме Уэли столько привидений, сводится к тому, что эти люди все еще сильно привязаны к этому дому. Он сказал: Для них по-прежнему существует вчерашний день. В другом мире нет чувства времени. По каким бы причинам Янки Джим, Томас Уэли и его семья ни обитали в этом историческом здании, они регулярно дают о себе знать в доме Уэли. Персонал дома Уэли полагает, что семья Уэли, возможно, немного отвлечена тем, что каждый день через их дом проходит так много людей. Если вы остановитесь там, обязательно вытрите ноги и снимите шляпу перед входом вы гость семьи Уэли. И если вы им не понравитесь, они могут найти способ показать это.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх