Дельфин трактатов не читал…

Но по быстроходности именно он не имеет конкурентов среди водных млекопитающих. Даже косатка (Orcinus orca), при весе 8 т и длине 10 м развивает в толще воды скорость 65 км/ч. Некоторые ее родственники показывают результаты повыше. Например, афалина — 90 км/ч, а дельфин Гилля и того больше.

Кто из нас не видел, как дельфины, устремившиеся за кем-нибудь вдогонку, то и дело выпрыгивают из воды. Это не игра, не забава, а, как считает канадский зоолог Р. Блейк, попытка уменьшить затраты мускульной энергии. При полете над волнами сопротивление воздуха, естественно, ниже, чем воды, и соответственно выше скорость движения.
Об этих животных только в последние годы написаны десятки томов. Тысячи страниц посвящены удивительному их интеллекту, изумительной пластике движений, потрясающей способности отдыхать, поочередно отключая полушария мозга, и многому другому. Но несмотря на обилие публикаций, немало в поведении и привычках дельфинов еще неопознанного, таинственного.

Продолжительная дискуссия, например, была развернута биологами вокруг так называемого «парадокса Грея». В 1936 году Дж. Грей в докладе на Большом ученом совете о невыясненных проблемах дельфина привел расчеты мощности, развиваемой мускулатурой животного, которые подтверждали огромное несоответствие между теоретически обоснованной и реальной скоростью его передвижения в воде. Реальная скорость оказалась в 7 раз выше. И сам по себе встал вопрос: за счет каких внутренних резервов дельфин способен настолько превысить энергетические возможности своей мускулатуры? Для раскрытия этой загадки исследователи сформировали новое научное направление в биогидродинамике.

В начале 90-х годов российские биологи из Института эволюционной морфологии и экологии животных, кажется, разрешили «парадокс Грея». Они обнаружили на теле дельфина локальные участки с наиболее мощными двигательными мышцами. Благодаря этим зонам повышенной подвижности его движения в воде напоминают бег сухопутных животных. И не случайно. Ведь давным-давно дельфины жили на суше и при возвращении в водную стихию сохранили двигательно-мышечный комплекс и повадки млекопитающего.
В разгадке этого природного феномена заинтересованы не только биологи. Не исключено, что она могла бы помочь резко поднять скорости движения морских судов. Но для этого уникальную подвижность дельфиньих мышц надо перевести на язык машинных узлов.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Прокрутить наверх